Свяжитесь с нами

Новости

Пытки и изнасилования заключенных в России: как беларусу удалось собрать доказательства

Марина Астахова

Опубликовано

Белорусу Сергею Савельеву 31 год, восемь лет назад он оказался в российской тюрьме — сначала в Краснодарской, а затем в Саратовской области.

Получив доступ к съемкам видеорегистраторов, которые обязаны носить сотрудники ФСИН, в течение трех лет он собирал свидетельства чудовищных издевательств и изнасилований заключенных, чтобы в конце концов передать их правозащитникам.

Сейчас он находится во Франции и собирается попросить там политического убежища.

В своем первом интервью журналистам на камеру Сергей рассказал о своей жизни в колонии и после нее, а также о том, как ему удалось вывезти из страны крупнейший архив видеосвидетельств пыток в российских тюрьмах.

«Я выбрал жить»

Би-би-си: Представься, пожалуйста, полным именем, скажи, сколько тебе лет и, собственно, кто ты?

— Меня зовут Сергей Савельев. Мне 31 год, я из Беларуси и, по сути, я являюсь именно тем человеком, который передавал правозащитной организации Gulagu.net все те страшные кадры, которые сейчас растиражировали во всех СМИ. Ну, это я.

Би-би-си: Ты можешь рассказать, как оказался во Франции? Если можно, с 24 сентября, если я не ошибаюсь, когда ты оказался в аэропорту Пулково. Можешь рассказать, что произошло в этом аэропорту, как ты вообще там оказался?

— Я решил слетать в Новосибирск к друзьям. [По дороге] из Минска в Новосибирск у меня была пересадка в Пулково. Прилетел в Пулково и пошел к стойке регистрации на следующий рейс узнать, когда начнется регистрация. Девушка уточнила мою фамилию и попросила чуть-чуть подождать. Тут я сразу понял, что что-то здесь не так. Ну, а куда деваться?

Через несколько минут подошел один мужчина в штатском, с ним двое полицейских, местных, из аэропорта. Говорит: «Сергей Владимирович? — Да. — Куда летите? Что везете?»

Сразу же подошли еще пара человек в штатском. Их каждые пять минут становилось больше и больше, набежало около десятка в общей сложности. Никто не показывал никаких удостоверений, никто не представлялся. Да и не было необходимости — прекрасно представлял уже, кто это такие.

Начали с простого — они просто капитально осмотрели мои вещи. Я понимал, что они ищут, — наверное, какие-то носители информации, флешки, может быть, ноутбук. Ничего этого я не брал — я ехал в гости.

Они поняли, что ничего этого у меня с собой нет, и отвели в отдельное помещение, где начали вести допрос. Они сразу выложили свои карты: «Там твой телефон прослушивали, мессенджер читали, с какой почты ты там все это отправлял мы в курсе. И по поводу всего твоего сотрудничества с [основателем Gulagu.net Владимиром] Осечкиным последние полгода мы знаем».

И начали задавать вопросы с целью дискредитации правозащитного проекта Gulagu.net. Это, конечно, какой-то сюрреализм, но они даже сказали, что это было по заказу Осечкина.

То есть ты можешь себе представить, что Владимир Осечкин в 2013 году завербовал меня, чтобы я сел в российскую тюрьму, выкрал оттуда какой-то массив видеоматериалов и передал ему? Ну если б я так мог — ну что тут можно было бы сказать… Что надо делать вторую серию, надо сделать пластическую операцию, поменять документы и ехать в другую зону.

Би-би-си: Я знаю, что они тебе выбор какой-то предложили, какие-то варианты.

— Да. Они меня сразу поставили перед фактом — тебе, мол, сидеть в любом случае сейчас. За то, что ты делал, ты сядешь. И с учетом того, что ты делал — ты распространил информацию про ФСИН компрометирующую, тебя там убьют. Или со шконки упадешь со второго яруса, или в камере повесишься. Найдут тебя повешенным. Перед этим ты все нам расскажешь, а когда уже будет не надо, то… То есть эта угроза вполне реальна, такое очень часто происходит на самом деле.

И дальше пошел допрос вместе со всеми этими вопросами неудобными. А после этого, уже в конце, говорят: ну вот смотри, сейчас если ты подписываешься на сотрудничество с нами, то мы привлечем тебя по статье «Разглашение государственной тайны». Там до четырех лет всего.

Если нет, если начнешь скрываться от следствия или что-то еще, то это будет уже шпионаж, потому что ты гражданин другого государства и в иностранную правозащитную организацию передавал сведения о Российской Федерации. Там от 10 до 20 лет и ты, говорит, не скроешься у нас нигде — ни в Беларуси, ни в Украине, нигде в СНГ. Мы тебя везде найдем.

И вот тут мне стало интересно, а выбор-то — он где, какой выбор? То есть вы мне сразу сказали, что посадите, а меня в тюрьме убьют. Сейчас вы мне предлагаете сесть на четыре года, и меня убьют, или сесть на 20 лет — и меня убьют. А что тут выбирать? Может гуманнее сразу пристрелить?

Би-би-си: Как они тебя отпустили?

— Ну изначально было оговорено — мы тебя спрашиваем как свидетеля пока. То есть у них прямых доказательств никаких пока не было. То есть вот именно только эти вот переписки — как они их там добыли, это уже вряд ли были какие-то законные способы.

Поэтому, наверное, в основу обвинения они не могли их положить, но уже после того как они меня опросили и выдавили из меня эти все показания, мне нужно было показать, что я сотрудничаю, что я готов.

Я подписал какие-то документы, обязательство явки, то есть, что я обязуюсь явиться, когда они меня вызовут, и они меня отпустили. Помимо этого — я ведь не улетал из России. Я летел дальше по России в Новосибирск и они, наверное, были уверены, что в случае, если я попытаюсь пересечь границу РФ в сторону Беларуси или еще куда-то без их ведома или разрешения, тогда они увидят и смогут пресечь. Поэтому в Новосибирск я отправился оттуда. Отпустили в общем.

Пытки и изнасилования заключенных в России: как беларусу удалось собрать доказательства

Фото: BBC News Русская служба

Би-би-си: И в этот момент ты понял, что это конец. Надо бежать.

— Да и выбор, выбор-то где? Тут у меня появился другой вариант уже — жить или умереть. Я выбрал жить — и начал искать способы, как это сделать. Я побыл в Новосибирске, все это время они продолжали мне отписывать в «Телеграме»: «На какое число ты взял билеты обратно? Мы должны встретиться в Домодедово, возьми такой рейс, который будет с пересадкой в Домодедово, мы снова несколько часов побеседуем, и ты летишь к себе в Минск».

Ну я думал, да я был уверен, что из России они меня не отпустят уже. То есть мы встретимся в Домодедово — и это будет моя последняя остановка. Дальше меня потащат уже куда-то по инстанциям.

Би-би-си: Ты купил какой-то билет до Домодедово?

— Я купил билет с пересадкой в Домодедово, но не воспользовался. Я долетел до Домодедово. Там нет никакого таможенного контроля, потому что рейс внутренний, а на посадку из Домодедово до Минска я уже не пошел, на регистрацию, так как нет никакого таможенного контроля и там им фактически негде было меня остановить.

Поэтому я был уверен, что они, как и в прошлый раз, сделают это на регистрации на следующий рейс. Поэтому я туда не пошел — я вышел из аэропорта и поехал на ближайший автовокзал, где просто на маршрутке, частным транспортом, который не отслеживается, пересек границу с Беларусью и приехал домой.

Би-би-си: В Беларуси тоже немного времени провел?

— В Беларуси провел вообще немного времени, около суток. Я уезжал, вообще не хотел афишировать этот отъезд никому. То есть это была такая секретная операция. Это такой стресс и страх. Вот именно тогда, в тот момент, это была просто паника.

Би-би-си: Когда ты в Стамбуле приземлился, успокоился или нет?

— Нет, стало еще интереснее. Потому что абсолютно новое место, никто не говорит по-русски.

Би-би-си: А эти люди, которые писали тебе, они продолжили тебе писать? Они пытались еще как-то выйти на связь?

— Нет, не знаю. Можно только догадываться, но, судя по тому, что дня через три он перестал пытаться дозвониться, тогда уже поняли.

Би-би-си: И сколько времени, получается, ты пробыл в Стамбуле?

— Четыре дня.

Би-би-си: Был уже какой-то план, куда дальше?

— То есть конечная точка у меня уже была, был только вопрос, как туда добраться. И я попробовал сразу пойти ва-банк и попробовать из Стамбула полететь в Тунис с пересадкой в [аэропорту] Шарль-де-Голль.

Би-би-си: Почему такой сложный маршрут?

— Мне обязательно нужно было, чтобы вторая сторона, конечная точка, тоже была безвизовой, ну и обязательно нужна была пересадка в Париже, чтобы я мог здесь выйти и запросить политическое убежище. Но меня не посадили на рейс. Сказали, что это очень подозрительно, потому что у нас есть прямые рейсы в Тунис. А вы летите через Шарль-де-Голль, это очень подозрительно, вы без визы не можете так полететь. Ну и никакие уговоры, ничего не помогло.

Пришлось задержаться в аэропорту еще на день, и я подобрал рейс прямой до Туниса. То есть больше трех дней максимум я нигде собирался задерживаться, но так уж вышло, что в Тунисе без прививок людей обязывают пройти карантин. То есть он проходит тоже в довольно комфортабельных отелях, это не какие-то там инфекционные боксы или какая-то страшная больница, нет. Это комфортабельные отели, там не меньше трех звезд, бассейн, прилегающая территория… То есть это все здорово, но мне пришлось провести там шесть дней.

Я пошел на официальный сайт французского посольства. Меня интересовал именно вопрос о транзитной визе. Оказалось, что при некоторых условиях белорусам не нужна транзитная виза во Францию.

Начал более детально изучать, что это за условия, и оказалось, что пересадка должна быть обязательно меньше 24 часов, не должно быть смены аэропорта. И одно из самых главных условий — оба рейса, и туда, и оттуда, должны совершаться партнерскими авиалиниями. Я не знал, какие линии друг дружке являются партнерами, поэтому я начал искать рейс одной и той же авиакомпании. И туда, и оттуда. И такой рейс нашелся.

Из Туниса в Шарль-де-Голль, оттуда в Санкт-Петербург, оттуда в Минск. И я уже был более спокоен, то есть уже был план, в котором я хотя бы 50/50 был уверен. И пустили на рейс, никто даже не спросил тогда про визу, мне сразу выдали оба посадочных талона — и на первый, и на второй рейс. И я прилетел в Шарль-де-Голль.

Би-би-си: Как ты вообще подошел к кому-то там и что сказал, у тебя была какая-то заученная фраза, что я такой-то и такой-то и хочу политическое убежище?

— Да, у меня была эта фраза, как она звучит — уже не помню, уже выпала из памяти. Я ее твердил, как заклинание, сначала одному полицейскому, он не понимал. Потом второму, потом третьему. Ну как бы ничего в конце концов и не поняли, пригласили мне переводчика, очень ему большое спасибо, очень внимательно отнесся, с пониманием, сказал, что это обычное дело, очень часто приезжают, не переживайте, это все обычная процедура, мы подпишем несколько бумаг. Несколько часов продолжалась эта процедура. Меня подержали в каком-то запертом помещении и направили в депортационный центр.

Би-би-си: Сколько ты ждал решения в итоге?

— Мне сказали — «после обеда». Всегда вызывают и объявляют по громкой связи, но я пошел узнавать сам, звоню полицейским, есть ли что-то для меня. Нет, говорят, мы вас позовем. Пришел через два часа снова. Нет ничего. Я уже пошел готовиться к ужину, и тут слышу — называют мою фамилию. Сотрудник говорит: багаж, багаж тащи. Было понятно, что уже пришло положительное решение по моему вопросу, и сейчас меня выпустят в город.

Пытки и изнасилования заключенных в России: как беларусу удалось собрать доказательства

Фото: BBC News Русская служба

«Никуда не лезь, в чужие споры не встревай»

Би-би-си: Давай вернемся к тому, как ты попал в тюрьму в России. Ты белорус, вырос в Минске. Как ты оказался в России?

— Я поехал туда на заработки к знакомым. Точнее, знакомый уже некоторое время там работал.

Би-би-си: Он предложил тебе подзаработать.

— Ну да, в общем-то история простая и грустная, таких историй очень много. Я как бы знал, что это сомнительные… вещества. Сомнительное занятие, но в то же время меня уверяли, что это еще не в списке запрещенных веществ. Что список обновляется нечасто. Это то, что еще не в списках, надо ловить момент. Но, как оказалось, мне прислали эту посылку, которая была начинена собственно уже запрещенными веществами.

Буквально через полчаса ко мне в квартиру ворвался ОМОН — нет, даже на них было написано «Антитеррор». Сразу чем-то сбили с ног уже прямо в дверях, они прямо по мне забежали в квартиру. Здоровенный дядька в этих… берцах. То есть этот первый день, конечно, это было что то с чем-то. Это был первичный допрос, когда им еще все можно. Ну они и потом, конечно, себе очень многое позволяют, но вот в этот первый день, конечно, они оторвались неплохо на мне.

Би-би-си: Что значит оторвались?

— То есть прямо избивали. Избивали весь день в квартире, еще пока шел обыск, выемки. Все эти здоровяки стояли надо мной, там, наступали на голову, возили лицом по полу. То есть развлекались люди так. После этого меня там подержали какое-то время в ИВС местном и уже повезли в следственный изолятор. Это было СИЗО № 5 города Краснодара. Очень маленькое СИЗО такое, для своих. Да там всего-то десяток-полтора камер, наверное, рассчитанных на два-три человека.

Би-би-си: Кажется ты говорил раньше, что в СИЗО первичные навыки приобрел, которые тебе потом помогли в колонии?

— Ну, вообще да. То есть я попал в камеру третьим, там уже было два человека. Один был турок, а второй — кабардинец по-моему, уже несколько раз сидевший. Вот он начинает более-менее объяснять, что там будет дальше в следственном изоляторе, куда я дальше отправлюсь. Потому что там еще было ничего. Ну не считая того, что мы проходили следственные действия, многие из которых проходили болезненно.

Би-би-си: Насколько болезненно?

— Насколько болезненными могут быть побои.

Би-би-си: И этот человек тебе тоже что-то рассказывал? Какие основные уроки которые ты вынес из общения с ним и с другими заключенными?

— То есть он давал такие общие советы. Никуда не лезь, в чужие споры не встревай или в чужие драки, не садись никогда играть ни во что, как бы тебя не звали, десять раз подумай, прежде чем что-то сказать или ответить.

Старайся не материться, особенно когда с кем-то общаешься, потому что бывают люди, которые могут за одно слово зацепиться и перевернуть твою фразу так, как будто бы ты обматерил его, а не просто сказал что-то. К слову. То есть будет по-тихому — проплывешь себе и поедешь дальше в зону, в зоне вообще все по-другому, там уже можно вздохнуть.

Пытки и изнасилования заключенных в России: как беларусу удалось собрать доказательства

Кадр из видео Gulagu.net / tjournal.ru

Би-би-си: А почему говорят, что СИЗО — это более тяжелая часть заключения, чем колония?

— Именно потому что это такое маленькое закрытое помещение, где при этом очень большая концентрация людей. СИЗО ФСБ — оно немного другое, там очень немного заключенных, но когда меня перевели в СИЗО № 3 города Новороссийска — тогда я понял, о чем говорят.

В камере на 12 человек у нас сидело 26. Это несмотря на то, что она по метражу своему даже для 12 человек маловата. И вот эти 26 человек в камере на 12, в той же самой комнате и туалет, и столовая. И спальня для всех этих 26 человек. И все эти люди — далеко не самые приятные в большинстве своем.

Би-би-си: Сколько времени ты в СИЗО провел?

— В первом — девять месяцев, пока шло следствие. Пока мне не было окончательно сформировано обвинение. После этого меня уже перевели в СИЗО № 3 города Новороссийска, после этого периодически вывозили в город Крымск на судебные заседания.

Но это такой формализм! То есть вот эти все суды у меня длились больше года, наверное. Год и три или четыре месяца. Какое-то переливание из пустого в порожнее.

Вот за эти полтора года я увидел, что такое по-настоящему тюремные условия. Это было отвратительно. Я уже сказал, что очень маленькая камера. То есть спать по очереди — это само собой разумеется. Никакого, естественно, ремонта. Обвалилась с потолка штукатурка, тараканы…

Я никогда таких монстров не видел раньше. Огромные рыжие твари. Огромное количество всякой живности — то есть там были и обычные домашние рыженькие таракашки. Были и какие-то ужасные — иногда приходили из канализации, чтобы посмотреть на нас, что ли…

Би-би-си: Какой у тебя срок был по приговору и какая вообще статья это получается?

— Это была статья 228.1, часть 5 [незаконные производство, сбыт или пересылка наркотических средств] — и неоконченный состав преступления. То есть все вывели к тому, что я приобрел большой объем наркотических веществ с целью дальнейшего сбыта, но не довел свой умысел до конца, потому что доблестные правоохранительные органы пресекли эти действия. Мне дали всего девять лет.

Би-би-си: Тебя сразу определили в саратовскую колонию?

— Тут трудно сказать. Никто ведь тебе таких вещей не сообщает — приходят, стучат в дверь — такой-то и такой-то, собираемся на этап. И так я оказался в СИЗО № 1 города Саратова. Пока еще в СИЗО. Я так понимаю, что меня изначально определили уже в Саратовскую область, а по приезду в Саратов определили в СИЗО, там уже было распределение по колониям.

Еще когда я был в Краснодаре, ходило очень много слухов, что хорошо бы не попасть в Саратовскую область вообще. Когда я освобождался, все было иначе, но тогда это были одни из самых страшных зон. Даже в других областях люди слышали про ОТБ-1 и про ИК-13 — самые страшные их зоны.

«Они ничего не хотят узнавать, это просто такая ломка»

Би-би-си: Когда тебя определили — это был какой-то план «я тихонечко сижу, не буду отсвечивать»?

— Да-да, именно такой. Я этими действиями в общем-то и руководствовался. И в СИЗО, и дальше, когда меня отправили. Меня не сразу отправили в ОТБ, сначала я поехал в ИК-10. И у меня был план — я буду тихонько сидеть на месте и заниматься своими делами.

Би-би-си: При поступлении в колонию были какие-то насильственные действия?

— Да.

Би-би-си: Вот с тобой конкретно.

— Со всеми, кто поступил. В Саратове, как оказалось, не любят тех, кто приезжает из Краснодара, потому что считают, что краснодарские зоны все «черные» — там все «блатуют», вот мы сейчас будем вас «перекрашивать».

Би-би-си: Как это происходит?

— Самое первое — это обязательно «сквозь строй». А дальше тебя уже заводят в кабинет, где куча сотрудников сидит — все службы, оперативники отдела безопасности.

Какой там был чудесный дядя — Плугин, майор Плугин, начальник отдела безопасности. Он, кажется, со мной вел беседу. Такое темное помещение немного — только его одного видно и сотрудники стоят, и у меня по бокам два сотрудника. Он задает вопрос, и если ему не нравится мой ответ, он делает вот так…

Би-би-си: Какой твой ответ ему не понравился?

— Я уже даже не помню. Много моих ответов ему не нравилось.

Би-би-си: А что ему нужно было, что он хотел узнать?

— Мне кажется, они ничего не хотят узнавать. Это просто происходит такая ломка, типа: ты пойми, куда ты приехал, будь поспокойнее, потише.

После этого ты проходишь карантин некоторое время. Там уже над тобой работают «активисты», сотрудники уже практически не обращают на это внимания.

Би-би-си: Карантин как проходит?

— Карантин — это небольшое изолированное отделение. С маленьким прогулочным двориком, с несколькими больничными секциями. Тебя там учат, как правильно заправлять кровать, как есть за 15 минут и так далее.

Как говорил тот самый первый, с которым я познакомился еще в СИЗО-5, когда ты выйдешь в зону — ты выдохнешь. Ну и да, когда я вышел из карантина уже в зону, я действительно выдохнул.

Потому что это уже открытое пространство, там стоит какая-нибудь беседка, лавочки, там можно покурить, походить, просто подышать свежим воздухом. После следственного изолятора, когда ты в этой бетонной коробке грязной, где целая куча людей, просто выйти куда-то — это, конечно, дорогого стоит.

Би-би-си: Сколько времени прошло с тех пор, как ты поступил в колонию, и до того, как ты получил работу?

— Получил я ее почти сразу — это, как правило, происходит еще в карантине. Тебя ведь опрашивают «активисты» — что ты знаешь, что ты умеешь, что ты из себя представляешь. Там на каждого уже есть своего рода досье, если есть какая-то вакансия. Звонят, скажем, в оперотдел из столовой — нам пекарь нужен, есть пекаря какие-нибудь?

Би-би-си: А ты сказал, что ты с компьютерами хорошо можешь.

— Нет, я такого еще не говорил тогда. У меня тогда и в мыслях не было, что зэк может сидеть за компьютером. То есть я и не скрывал этого, но и зачем об этом рассказывать — это здесь бесполезный навык.

Ко мне пришли из санчасти — им требовался помощник для врачей, то есть заполнять какие-то карты медицинские, то есть там нужно было уметь писать. Нехитрое дело, но тем не менее меня туда взяли. Я там полгода проработал.

Пытки и изнасилования заключенных в России: как беларусу удалось собрать доказательства

Фото: Reuters

Би-би-си: То есть ты жил вместе со всеми, и тебя утром как-то забирали, отводили туда?

— Да, я утром выходил из своего локального участка, шел в санчасть и до вечера там находился. После ужина возвращался к себе в отряд — телевизор посмотреть, книжку почитать.

Би-би-си: В отряде нормальные были взаимоотношения у тебя со всеми?

— Ну, довольно неплохие. Я мало с кем общался, потому что очень много времени проводил на работе, но это уже не следственный изолятор, где мы все в одной коробке и вынуждены как-то друг с другом контактировать. Там, как правило, людям друг до друга нет дела. Как-то все своими компашками устроились и все. Это мне, конечно, очень понравилось, я не очень общительный человек.

Би-би-си: В какой момент тебя перевели на вторую, главную работу?

— Сначала потребовалось заболеть пневмонией. Перед Новым годом в 2016-м я очень сильно простудился — ну это естественно, я работал в санчасти тогда, и это было очень тяжелое время, очень много было больных, и в основном пришлось бегать, помогать другим больным.

Таблеток наелся, ну и [работал], пока мне не стало совсем плохо — я с температурой под 40 сам свалился у себя на работе в палате и сам упал на больничный. Несколько дней пролежал с температурой — вроде все выправилось. То есть никаких особо анализов не делалось, но лекарства давали, я пошел на поправку. А оказалось, это была пневмония, и из-за того, что по большей части я ее перенес на ногах, она дала осложнение на легкие — на легких от пневмонии остаются рубцы.

И когда пришел в начале января черед плановой флюорографии, эти рубцы были видны на снимке. Во многих зонах есть флюорографические аппараты, но они маломощные. Выявить какую-то патологию они способны, но они недостаточно мощные, чтобы как-то эту патологию распознать. То есть видно, что что-то не так, а что именно — непонятно.

Но у них процедура одна — если видны какие-то изменения в структуре, обязательно нужно отправлять в специализированное учреждение на дополнительные исследования. Потому что туберкулеза, естественно, все боятся, с учетом такой плотности населения.

Би-би-си: Тебя отправили в ОТБ-1 (Областная туберкулезная больница №1).

— Да. Меня отправили в ОТБ-1.

Би-би-си: Ты понимал, что это за место?

— Ну, про него там очень много говорят. Очень много говорят.

Я когда ехал только в колонию, встретил одного парня — он через СИЗО возвращался из ОТБ куда-то то к себе — я не помню, в 17-ю что ли [колонию] или куда-то. То есть так получилось, что мы ехали в одном автозаке. Ну просто такой разговор попутчиков. «Кто, откуда едешь? — Из ОТБ. — Ну и как там? — Ну, как сказать… Да лучше не болеть. Не болей — и все будет хорошо».

То есть люди, как правило, вообще не хотели рассказывать, что там происходит, потому что мало с кем там происходит что-то хорошее.

Би-би-си: То есть это были какие-то просто слухи, что что-то там происходит?

— Ну, что там происходят какие-то прямо страшные вещи, там прямо ломают людей — ну вот такое. Что там ни фига не лечат. Слышал, что там на людях врачи ставят опыты.

Би-би-си: Когда тебя туда переводили, ты как представлял, что там делают с людьми?

— Ну, я, во первых, очень не хотел ехать туда — я прямо старался задействовать всех: начальника санчасти, еще кого-то там — ну просто не везите, давайте подождем хотя бы, переснимем! (смеется)

Он как-то он пытался это придержать, и вот еще, наверное, неделю — может быть, дней десять — я пробыл в карантине, в инфекционном боксе в санчасти. Но нет, все-таки пришлось ехать. Он [говорил]: не переживай, мы позвоним, все нормально, все будет хорошо. Ну и в целом прошло относительно неплохо.

Би-би-си: То есть тебя реально там лечили.

— Не пришлось. Я как только приехал, так как было подозрение на туберкулез, меня сразу же повезли на рентген. И на более мощном рентгене меня уже просветили, сделали снимки в разных плоскостях, и стало понятно, что это никакой не туберкулез. И все.

Но как ни крути, неделю придется тебе здесь провести, потому что следующий этап отсюда на «десятку» [колонию № 10] только через неделю.

Би-би-си: Что происходило эту неделю?

— Да ничего особенного. Естественно, меня сразу же опросили «активисты» — что знаешь, что умеешь — это обычная процедура в любом учреждении. Те, кому нужно, прекрасно знают, кто что из себя представляет, что знает, что умеет, кем до этого работал, какую имеет специальность или образование.

Буквально через три дня ко мне пришел молодой человек, который назвался дневальным отдела безопасности, сказал что у него сейчас есть вакансия — нужен человек, который хотя бы на уровне пользователя владеет компьютером и печатает быстро и грамотно. [Я говорю]: ну да, я могу, не вопрос. Говорит, ну тогда мы тебя завтра мы вызовем, уже побеседуем с кем-то из руководства.

Меня позвали на следующий день. Встретил майор Александр Владимирович Сергеев, который провел со мной беседу, показал отдел безопасности, компьютеры. Говорил: тут очень много документации разной, какая-то рукописная, очень много на компьютере печатается. Начнешь здесь работать, все время будешь проводить здесь, от подъема до отбоя. И вообще вот эти все отделения — все это практически не будет тебя касаться. Работы много — всегда будешь при деле, занят, срок пройдет незаметно и так далее.

Ну и как бы смотря из чего выбирать — проводить время где-то в отделении от завтрака до обеда, от обеда до ужина, спать в спальне в секции на 100 человек — либо воспользоваться комфортными условиями, находиться большую часть времени практически в офисном помещении за компьютером.

Би-би-си: Перечислили свои основные задачи, которые тебе надо было делать.

— Ведение служебной документации — самой разной, от самого простого — что-то просто распечатать, какие-то пустые бланки отдать кому-то для заполнения — до работы с какими-то сложными схемами: рисовать их в фотошопе или еще в других каких-то программах — Word, Excel, видео… Ну, очень много.

Би-би-си: Сами они не могли этого делать?

— Нет, кто-то и мог, но далеко не все.

«Этим никого не удивишь, просто мы раньше никогда этого не видели»

Би-би-си: Когда тебе принесли твой первый видеорегистратор — и когда ты увидел первое видео?

— Съемка на видеорегистратор происходит постоянно, то есть все сотрудники по учреждению передвигаются с регистраторами. Это обязательное требование. И, естественно, их постоянно нужно сбрасывать, эту информацию нужно систематизировать, как-то просматривать.

То есть я почти сразу стал этим заниматься, но я занимался именно этими обычными видеозаписями — как сотрудник делает обход по отделениям, как контролирует в столовой приемы пищи, то есть самые обычные, повседневные вещи.

Я около двух лет этим занимался — то есть с архивами я уже работал, но с обычными, простыми. Все это время ко мне, естественно, присматривались, за мной был контроль, постоянно наблюдали. Опять-таки это был процесс какого-то обучения — как лучше сделать, как можно быстрее сделать. Но, конечно, во многом приходилось доходить самому.

Би-би-си: Ты помнишь самое первое видео пыток и жестокого обращения, которое ты увидел?

— Самое первое… Нет, не помню.

Би-би-си: Ты только на видео видел это?

— К счастью, да.

Би-би-си: Когда ты понял, что на этих карточках, этих видеорегистраторах, — какие у тебя первые мысли были?

— Когда происходят такие видеосъемки, это ведь подготавливается заранее — это ведь не делает сотрудник. Это делают специально обученные люди из числа осужденных.

Подготавливается это мероприятие, человека помещают в камеру, где нет стационарных средств видеонаблюдения. Кто-то из числа осужденных, доверенных лиц приходит за видеорегистратором для этого каким-нибудь. Исправным, хорошим, чтобы со звуком, картинкой было нормально. Чтобы заряжен был полностью.

То есть это такое спецмероприятие, не бывает такого, что я просматриваю видеоархив и вижу, как сотрудник контролирует службу в храме, а после этого начинается… Извини… Что-то ненормальное.

Би-би-си: То есть ты всегда понимал, что этот видеорегистратор…

— Конечно, что его сейчас принесут — и там будет какая-то жесть.

Би-би-си: В какой момент ты придумал какой-то план? Ты сразу начал это копировать себе?

— Нет, не сразу. Какое-то время я просто смотрел, но я не знал, как на это реагировать.

Это трудно сразу осознать. Я, конечно, слышал — мы все об этом слышали, все, кто живет в России, об этом слышали, все об этом знают, никого не удивляет.

В тюрьмах пытают, в тюрьмах бьют, в тюрьмах насилуют, в тюрьмах убивают — этим никого не удивишь. Просто мы раньше никогда этого не видели — ну, как-то не удавалось. А мы ведь такие люди… Говорить можно все, что угодно, но пока не посмотришь… Лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать, правильно? Или, может, мы просто такие ограниченные, что пока нам прямо не сунешь под нос, мы до конца не осознаем, что это такое.

У меня были такие же представления. Я много раз слышал, даже знал, был уверен. Но раньше-то никогда не видел.

Естественно, понадобилось некоторое время, чтобы как-то это переварить. Естественно, при всем при этом продолжать выполнять свои функции, продолжать работу. Потому, конечно, и после первого, и после второго, и даже третьего, возможно, пятого [видео] — видимо, я не сразу понял, что я хочу делать.

Но уже по прошествии некоторого времени я подумал, что я буду это собирать, еще не зная, для чего. То есть еще четкого плана действий не было. Я еще тогда не думал, что я все это сейчас буду копить, а через три года я возьму и сделаю что-то. Нет. Пока буду складывать.

Потому что оно не должно было храниться — на это были конкретные указания. Раз есть видеозапись, мероприятия проведены — все, удаляй. То есть хранить это не нужно было — за редким исключением, когда [говорили]: скопируй на флешку, и начальник отдела с этой флешкой куда-то потом уходит — к вышестоящему руководству или, может, куда-то в управление.

Би-би-си: То есть бывало такое, что ты эту флешку отдавал кому-то из сотрудников колонии и они ее уносили?

— Конечно, было.

Би-би-си: А тебе было понятно, почему некоторые надо было сразу удалять, а другие куда-то относятся?

— Потом уже, наверное, понял, что бывали мероприятия, которые были заказаны сверху, и им нужны были подтверждения, что мероприятия действительно проведены. А бывали мероприятия, которые просто должны были быть проведены, и подтверждения либо никто не попросил, либо оно не требуется.

Би-би-си: Чаще всего по какой причине снимались эти видео? То есть зачем это нужно?

— [Причины] могли быть самые разные. Это могли быть просто какие-то воспитательные мероприятия, скажем, человек плохо себя вел, много жаловался, например, правозащитникам, адвокатам, в прокуратуру или еще куда-то. Ну или действительно отказывался выполнять требования администрации, не хотел соблюдать распорядок дня. Ну и вот проводились такие мероприятия, чтобы привести его в чувство, так сказать.

Бывали случаи, когда это могли быть какие-то заказные действия. Для чего? Не знаю, с целью выбывания показаний, с целью вымогательства — тут могло быть все, что угодно. С какой целью можно оказывать давление на человека? Да с любой. Каковы могут быть причины и мотивы у людей, которые это заказывают? Тут можно только гадать.

Би-би-си: Когда у тебя план созрел?

— Где-то окончательно оформился году в 2019-м, наверное. Тогда уже некоторые моменты у меня были, но я подумал, что буду собирать. Не всегда получалось успеть скопировать, но то, что удавалось, я все методично складывал, архивировал, прятал.

Би-би-си: Ты тогда уже знал, что к Владимиру Осечкину придешь с этим?

— Нет, тогда еще про Владимира не знал, это уже ближе к 21-му году я понял. С годами жалоб на деятельность ОТБ-1 приходило все больше, и они, конечно, все проходили через меня, то есть я видел, откуда жалобы, кто жалуется — просто, скажем, частное лицо через адвоката подает жалобу или это чьи-то родители написали в прокуратуру, например. Или от Владимира Осечкина приходили жалобы. Либо по публикациям на его канале Следственный комитет и прокуратура начинали проводить проверки, и тогда снова эти жалобы сваливались на нас.

То есть понимаешь, какой интересный момент — Владимир Осечкин у себя на канале публикует видео с каким-то разоблачением, со свидетельствами, показаниями каких-то потерпевших, которые говорят, что подвергались избиениям или изнасилованиям в ОТБ-1.

Следственный комитет, возможно, возбуждает дело, и прокуратура по надзору тоже как-то активизируется. И что они делают — следственный и надзорный органы — они направляют в ОТБ-1 запросы типа: «Поясните, пожалуйста, вот эти, вот эти, вот эти вопросы».

Они не расследуют ничего сами, они не приезжают с проверкой показаний на месте, они не приезжают изучить достоверность фактов, изложенных этим потерпевшим, — то есть в какой палате это происходило, при каких обстоятельствах, кто именно это делал. Нет.

Они направляют письмо — опросить вот этих осужденных, дать пояснения от вот этого, вот этого, вот этого сотрудника по таким-то, таким-то, таким-то вопросам.

Би-би-си: Ты должен был эти видео удалять — ты их не удалял, ты их архивировал. Ты решил, что ты вынесешь это за пределы колонии. Ты единственный человек за всю историю существования российских колоний, который умудрился это сделать и которому вообще пришел в голову такой план. Ты видел, что там происходит, ты знал, что тебе может грозить, если ты это сделаешь. И при этом ты все равно где-то нашел эти силы, эту смелость. Как ты смог?

— Если бы это, конечно, вскрылось до того, как я освободился, я бы, наверное, не освободился. То есть хорошо прятал.

Где взял силы? Да не знаю. Я бы не сказал, что мне потребовались какие-то неимоверные усилия, чтобы решиться, чтобы продолжать это делать. Я думаю, что оно как-то просто в моменте приходило само. И главное было иметь какой-то план действий. Скажем, вести себя естественно, не нервничать.

Хотя я человек такой уже был, в последние годы своего срока особенно, очень раздражительный, очень эмоциональный, поэтому никто особо не обращал внимания, если я чуть более раздражительный, чем обычно. У меня работа была нервная (смеется).

Би-би-си: Ты вообще такой человек, который придумал план и дальше можешь ему следовать?

— Честно говоря, планирование — это то, наверное, что мне удается. Я очень некомфортно себя чувствую, если не знаю, что будет дальше. Поэтому и вот последние недели я чувствовал себя в большом стрессе, когда у меня не было никакого плана и я не знал, что меня ждет. Не то что на следующей неделе, я не знал, что будет завтра.

А имея план, я чувствую себя комфортно. Я знаю, как прийти к следующему пункту, какие для этого нужно выполнить подпункты, и уже следую самостоятельно составленной инструкции. Это моя зона комфорта.

Би-би-си: Когда ты видел эти видео там еще, в колонии, тебе было страшно, что с тобой произойдет то же самое?

— Нет, были опасения, что со мной может произойти то же самое, если я не буду достаточно осторожен, достаточно предусмотрителен, если я потеряю бдительность. Главное было не нарушать этих правил.

Би-би-си: Ты так полагался на план, но ведь произойти в принципе может все, что угодно. У тебя не было такого страха?

— Прямо страха нет, потому что когда предусмотрено практически все со всех сторон, когда прекрасно знаешь, как это работает…

Нет, естественно, бывали очень непредвиденные моменты, бывали очень стрессовые ситуации. Как-то раз было, что ночью к нам приехала огромная группа из Следственного комитета, из прокуратуры по надзору и управления ФСИН — не только управления ФСИН по Саратовской области, но и сотрудники из центрального аппарата ФСИН — было больше 15 человек, наверное. Они начали опрашивать осужденных, это тоже было после какой-то из публикаций Владимира.

Би-би-си: Эта публикация не была связана с тобой.

— Конечно нет, я ведь находился в местах лишения свободы. В то же время я подумал, ничего себе мужик — это что он там такого выпустил, что они ночью тут подхватились, приехали из Москвы, из управления, из прокуратуры? Это что он там такое мог сказать или сделать, что они настолько быстро отреагировали? И вот, наверное, тогда я и понял, что вот это человек, который сможет сдвинуть все это, всколыхнуть все это болото.

Би-би-си: Но при этом это был опасный для тебя момент? Они же все проверяли?

— Они полностью все проверяли, они проверяли компьютеры. Они вели себя как дома. Это был очень стрессовый момент — но, с другой стороны, я подобную ситуацию тоже предусмотрел как раз на случай такой проверки. Я же говорю: главное было — все хорошо прятать. Скажем так, не просто завернуть в пакет, положить в землю, а сверху положить камень, но еще и вырастить сверху дерево — так, чтобы совсем никто не догадался. Примерно настолько все было многослойно упаковано. Поэтому именно за это я не опасался.

Би-би-си: Физически сколько места занимали эти носители информации?

— Это был относительно большой объем. Практически с ладошку.

Би-би-си: У тебя было четыре досмотра на выходе?

— Ну да.

Би-би-си: То есть твоя работа все эти годы, в том числе работа с камерами, позволила тебе узнать, каким образом лучше спрятать диск?

— Все говорят, что это невероятно, невозможно. Нет, это все возможно, когда знаешь, как это работает, когда ты знаешь этих людей, знаешь, чего от них ждать, как они себя примерно хотя бы поведут в той или иной ситуации. То есть я все это продумал, я это все «прокатывал» не один раз, пока все это до автоматизма не докрутил, пока не решил, что да, вот этот вариант точно пойдет. И все получилось.

Би-би-си: Сейчас возбуждено несколько уголовных дел, есть задержанные, но это именно «актив». Это не фсиновцы. В твоем идеальном мире чего бы ты хотел добиться?

— Вот эти несколько уголовных дел, какие-то увольнения, кадровые перестановки — это все, по сути, мелочь по сравнению с тем, что там происходит. Хотелось бы, чтобы в первую очередь это заставило людей — как минимум потерпевших — говорить. Было бы неплохо, чтобы те люди, которые сейчас оказались под следствием, начали говорить, что именно они делали и для чего, что им об этом известно. Чтобы на скамье подсудимых оказались наконец не только исполнители, но и люди, которые отдавали приказы, организаторы. То есть тогда, мне кажется, я бы смог почувствовать какое-то удовлетворение.

Би-би-си: С твоей точки зрения, вот этот «актив», который занимался пытками, — что это за люди, которые издеваются над другими, не испытывая угрызений совести?

— Ну во-первых, может, и испытывают. Во-вторых, как так получилось — трудно понять. Давай по-честному, в тюрьме практически нет людей с неискореженной судьбой, с несломанной психикой. Это место, которое уродует души. Поэтому как так получилось — я не знаю. Гораздо важнее, мне кажется, — что нам теперь с этим делать?

Би-би-си: А что?

— Поживем — увидим. Я не знаю.

Би-би-си: Ты сидел в одной колонии, но на твой взгляд: то, что ты видел, распространено повсеместно? Или это одна-две колонии такие?

— Я уверен, что это повсеместно. Мы же неоднократно слышали и о других таких учреждениях в совершенно разных областях. Возможно, мы что-нибудь увидим оттуда. Возможно, это как то мотивирует других людей. Возможно, кто-то располагает уже такими сведениями. И вот этот резонанс позволит им наконец-то решиться на то, на что до сих пор они не решались.

Би-би-си: Ты бы хотел стать для них примером?

— Да, конечно. Я надеюсь, что они последуют [моему примеру].

Би-би-си: С доверием у тебя сейчас сложно?

— Доверие? Нет… Когда мне что-то говорят или я что-то вижу, мне всегда хочется перепроверить, всегда хочется найти какой-то подвох. [Я думаю]: какой-то это непростой вопрос, почему их это интересует? Здесь что-то неспроста. Это да. Есть такой термин — профдеформация. Например, у следователей, которые со временем начинают себя дома вести как на работе, подозрительность появляется.

А в тюрьме нужно всегда быть начеку, быть осторожным. То есть любой человек может вопрос тебе задать неспроста и иметь в виду совсем не то, что ты услышал в этом вопросе. В зависимости от того, как ты ответишь, он уже может как то твои слова переиначить. Поэтому такая подозрительность — это защитный механизм.

Би-би-си: Все произошедшее — травмирующий для тебя опыт? Тебе сложно с этим справиться? На что влияет эта травма?

— Абсолютно на все. Это меня изменило. Изменился мой взгляд на окружающих людей, на окружающий мир. Это поменяло все. Практически нет ничего такого, что осталось бы как раньше.

facenews.ua

Оставить комментарий

Оставить ответ

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Новости

Арест обвиняемого в педофилии приморского депутата Самсонова признали законным

Сергей Скиннер

Опубликовано

Приморский краевой суд рассмотрел жалобу защиты на арест депутата регионального заксобрания от КПРФ Артема Самсонова, обвиняемого в растлении ребенка.

Об этом сообщает «Коммерсантъ» со ссылкой на адвоката фигуранта дела Алексея Клецкина.

По итогам слушаний мера пресечения в виде заключения под стражу признана законной, жалоба отклонена. Защита просила отпустить Самсонова из СИЗО.

2 декабря следователи предъявили ему обвинение по статье 132 УК РФ («Действия сексуального характера в отношении лица, не достигшего 14-летнего возраста»). Он не признает свою вину в педофилии.

По версии следствия, Самсонов два года назад на территории базы отдыха во Владивостоке показывал 11-летнему ребенку фаллоимитатор и рассказал о назначении этого предмета.

Депутата задержали 17 ноября. В знак несогласия с инкриминируемым ему преступлением он объявил голодовку, но через несколько дней ее прекратил и согласился пройти исследование на полиграфе.

29 ноября защита Самсонова подала в Следственный комитет России заявление о ложных показаниях и фальсификации доказательств в уголовном деле.

Продолжить чтение

Новости

Скакун, Дудин, Корбан или кто разграбит Харьков?

Марина Астахова

Опубликовано

Появилась информация о том, что губернатором Харьковской области могут назначать нынешнего и.о. губернатора Александра Скакуна.

Скакун в свое время дослужился в СБУ до должности заместителя начальника областного управления, однако, в 2017 году посчитал, что «контора» себя изжила и переместился в кресло заместителя Харьковской областной госадминистрации. Для такого перемещения уже были накоплены серьезные деньги, накопленные на нелегальном производстве бензина и дизтоплива в Мерефе скакуновской фирмой «Битоксид». «Битоксид» приносит в среднем 500 тысяч долларов в месяц и сейчас Скакун решил вложиться в губернаторское кресло. Впрочем, о Скакуне как о человеке и руководителе отзываются неплохо.

Скакун, Дудин, Корбан или кто разграбит Харьков?

Проблема, однако в том, что в губернаторском кресле ему придется тесно взаимодействовать с нынешним начальником областного УСБУ Романом Дудиным, в последнее время совершенно «потерявшим берега». Биография Дудина весьма любопытна. До 2014 года служил скромным консультантом. Потом пошел в АТО в качестве старшего опера и умудрился совершить там уголовное преступление. Подозреваем, что на ниве контрабанды. С приходом Баканова, плотно лег под Наумова в деле все той же контрабанды и стремительно дослужился до начальника областного управления. Подчиненные характеризуют Дудина как человека тупого и хитрого одновременно, склонного к смешным интригам. Основная мотивация – личное обогащение. Наумову подчиняется даже после его увольнения. Так же как и Геннадию Корбану в лице его аватара Кирилла Тимошенко.

Скакун, Дудин, Корбан или кто разграбит Харьков?

Дудин имеет карманную партию «Акцент». Вот что писали об этом «Очки Баканова»: «Начальник Харьковского Управления СБУ подполковник Роман Дудин по согласованию со своим покровителем из столицы начальником ВБ СБУ Андреем Наумовым решили непосредственно поучаствовать в избирательном процессе. Используя для этого свою карманную партию «Акцент».

Дудин, вместе со своими замами Слепцом и Компаниченко используют весь свой административный ресурс, продвигая свою партию, что прямо запрещено законом. Их минимальная цель – получение нескольких депутатских кресел в области и городском совете.

Для создания партии были использованы контакты отдела Т, по политическому направлению. Так из числа ранее находившихся на связи политических деятелей, самыми подходящими оказались Игорь Балута и Александр Кирш. Сам Роман Дудин боится напрямую встречаться с главой собственной партии, поэтому для этих целей использует своих подчиненных, а именно тех же сотрудников по политическому направлению отдела Т, во главе с Сергеем Пшеничным. 

Интересно, что Роман Дудин свой путь в Харькове начал с приглашения Геннадия Кернеса на свое представление в новой должности, даже услуги кейтеринга представлял ресторан мэра «Никас». В дальнейшем Дудин пытался всячески поддерживать с ним отношения, но видимо вопросы со здоровьем мэра, сподвигли Наумова и компанию изменить свои планы. Не исключено, что и глава СБУ Иван Баканов также в курсе данного политического проекта. Стоит отметить, что финансирование “Акцента” происходит не из личных средств вышеупомянутых граждан, а исключительно путем обложения данью местных предпринимателей и предприятий. Напомним, что участие сотрудников СБУ в политической деятельности, а уж тем более создание собственной политической партии прямо запрещено законом. Но, вряд ли это что-то значит для нынешнего руководства СБУ.»

Вобщем, та еще нерпа. Скакун прекрасно знает, что Дудин активно «стучит» на него как Баканову, так и Тимошенко. А если назначат губернатором – то будет стараться подсидеть и «стучать» начнет с удвоенной силой. Однако, хватит ли у Скакуна сил «сбить» Дудина – большой вопрос. Дудин уже успел на контрабанде заработать не меньше, чем Скакун на паленом бензине.

Но в любом случае, с нынешним безумным руководством у Харькова перспективы безрадостные. Рулить им будут не харьковчане, а скорее Корбан через Кирилла Тимошенко – Дудину. Рулить – в смысле грабить до последнего. Город-то чужой.

В тему:

Вице-Губернатор Харьковщины подозревается в причастности к нелегальному производству топлива в Мерефе

16 МАРТА, 2020, 11:10

В Харькове прошло выездное заседание Комитета Верховной Рады по вопросам финансов, налоговой и таможенной политики.

Как передает Depo.Харьков, главной темой заседания стало обсуждение причин, почему бюджет недополучает деньги. Во время заседания Комитета участники подняли вопрос о существующей проблеме с нелегальным бизнесом, к которому, по мнению председателя подкомитета по вопросам правового обеспечения деятельности налоговых органов Дарьи Володиной (партия “Слуга народа”), имеет отношение заместитель председателя Харьковской областной администрации Александр Скакун.

“У меня есть такая информация, что Служба безопасности Украины блокировала деятельность подпольных производителей бензина и дизтоплива, которые нанесли ущерб государству более, чем на 5 млн евро. Что касается города Мерефа и фирмы “Битоксид”, которую связывают с вами, связывают с вашей семьей. Насколько я понимаю, совладельцем этой фирмы на 50% был ваш родной брат. Вы подтвердите или опровергните эту информацию, Юрий Скакун”, — сказала Володина.

Также Володина отметила, что заместителю главы Харьковской ОГА был выделен земельный участок под бизнес, хотя на сайте администрации эта информация отсутствует.

Скакун отказался комментировать это заявление, сославшись на то, что сам он бизнесом не занимается, о подозрениях ему ничего не известно, а бизнес брата – не его ответственность. “Относительно той фирмы, которую вы сказали выше, то я не могу комментировать, потому что я не занимаюсь никаким бизнесом, это раз. У меня действительно есть семья, у меня есть брат, который занимается каким-то бизнесом. Или этим, или другим – это его личные дела. Мне известно, что на разных НПЗ Харьковской области проводились обыски и изымались материальные ценности. Были проведены экспертизы. Сейчас эти дела находятся в производстве правоохранительных органов. В настоящее время мне неизвестно относительно подозрений по тем фактам, что вы сказали”, — сказал Скакун.

Члены парламентского комитета пообещали проверить факты причастности чиновника к нелегальному бизнесу и привлечь к проверке Генеральную прокуратуру Украины.

Ранее “Харьковский антикоррупционный центр” сообщал, что в конце 2019 года в Мерефе Служба безопасности Украины заблокировала деятельность подпольного нефтеперерабатывающего завода. По сведениям спецслужбы, подпольные производители подакцизного горючего нанесли убытки госбюджета на 5 млн евро. Нелегальная продукция реализовывалась без уплаты акциза через подконтрольные коммерческие структуры на АЗС в восьми областях Украины.

Речь идет о фирме “Битоксид”. Ранее совладельцем на 50% этой фирмы был родной брат Александра Скакуна – Юрий Скакун. Сейчас эти 50% переписали на отца жены Юрия Скакуна – Константина Кузьменко. Фирма “Битоксид” получила земельные участки, на которых расположился нефтепереробний завод в Мерефе.

Игорь Игнатьев, «ОРД»

Продолжить чтение

Политика

Рязанов въехал в «Меридиан»

Бывший топ-менеджер «Газпрома», экс-депутат Госдумы Александр Рязанов добился госфинансирования для своего «Меридиана». Экономические основания зыбкие, зато уже на подготовительном этапе на проекте стали наживаться чиновники.

Рамиля Саитова

Опубликовано

Как передаёт корреспондент The Moscow Post , проект трассы «Меридиан», который многие называют полумифическим, из Казахстана до границы с Белоруссией вскоре может получить финансирование. Кредитором проекта выступит «Евразийский банк развития» ЕАБР — совместное кредитное учреждение России (65,98% в капитале) и Казахстана (32,99%). В случае реализации «Меридиан» должен стать одной из крупнейших частных платных трасс мира.

ЕАБР взял на себя обязательства по формированию синдиката, который должен привлечь в проект порядка 200 млрд. рублей внешнего финансирования. Всего же на проект потребуется порядка 600 млрд рублей. Оставшаяся часть планируют обеспечить за счет привлечения капитального гранта из бюджета.

«Осваивать» бюджетные миллиарды должен будет главный организатор проекта «Русская холдинговая компания» (РХК). Её владелец и председатель совета директоров — бывший зампред «Газпрома», экс-президент «Газпром нефти» Александр Рязанов . Он же главный идеолог всего проекта Меридиан, который продвигает еще с начала 2010-х годов.

Хуснуллин одобряет

Даже если бюджетное финансирование не будет привлечено, один только синдикат на 200 млрд рублей от ЕАБР может очень сильно обрадовать Андрея Рязанова. Да и в целом на таком большом проекте многие смогут «подкормиться».

Проект стартует уже в 2022 году. Изначально предполагалось, что стройку начнут только в 2030 году, но, видимо, Андрею Рязанову удалось пролоббировать другое решение. Как-никак он должен быть на хорошем счету на самой вершине российской политической и экономической элиты — многолетний политик и управленец, многократный депутат Госдумы.

Свой немалый интерес в этом может иметь и вице-премьер Марат Хуснуллин, которого называют одним из главных «строительных» лоббистов страны. Он воспринял проект «Меридиан» с большим энтузиазмом, увидел в нем большой потенциал, дал понять, что Правительство поддерживает. Об этом пишет «Форбс» .

Там где Хуснуллин — всегда огромные деньги, огромные стройки и сытые, довольные строительные компании. Но экономически прожекты господина Рязанова всегда вызывали большие вопросы. Сама история «Меридиана» началась еще в 2013 году, когда Рязанов его партнер Роман Нестеренко представил расчеты трафика и тарифов Суэцкого канала.

Из них следовало, что, если перенаправить на будущую трассу из Китая в Западную Европу хотя бы 3,5% идущих через Суэц грузов, проект окупится. В том же году партнеры зарегистрировали компанию «Меридиан». Рязанов для строительства дороги скупил 11 500 га земли во многих регионах страны. Выкуп мог обойтись компании примерно в 300 млн рублей.

Идея фикс

Рязанов долгое время продвигал эту идею во властных кабинетах. Господин Рязанов от них недалек. В 1999-2001 годах он был депутатом Государственной Думы, а после успел много где отметиться. В «Газпроме» он трудился с 2001 по 2006 год, владел пакетом акций этой компании. Его он продал в 2007 году, после чего возглавлял самые разные крупные государственные корпорации. В 2007 году Рязанов — председатель совета директоров ЗАО «Русская холдинговая компания», в 2008 – член совета директоров ОАО «РЖД».

К слову, из «Газпрома» Рязанов ушел достаточно «громко» в 2006 году. Он даже заявил, что не видит смысла оставаться дальше в компании. Тогда говорили, что ситуация была связана с приобретением «Сибнефти» газовым монополистом у Романа Абрамовича.

Позже компанию переименовали в «Газпром нефть» и ее возглавил Рязанов, который настаивал на том, что нефтяное подразделение «Газпрома» должно остаться независимым от концерна. Об этом писала «Лента.ру» . Похоже, его амбициям навстречу не пошли. А он сам хотел куда большего — как в плане полномочий, так и возможности заработать.

Рязанов въехал в "Меридиан"

В «Газпроме» у Рязанова лишь «разыгрался аппетит»?

Однако все экономические расчеты господина Рязанова спутал кризис на Суэцком канале в марте 2021 года. Тогда там сел на мель гигантский контейнеровоз Ever Given. Морской трафик, а с ним и поставки из Китая в Европу — остановились. На ликвидацию аварии ушло шесть дней, но они сделали для проектов сухопутного транзита, в том числе и через Россию, куда больше, чем все лоббисты вместе взятые.

Перерасчеты трафика в связи с аварией могли показать бесперспективность Меридиана с экономической точки зрения. Вскоре Рязанов начал терпеть и поражения. В Меридиан должен был войти отрезок дороги — обход города Орел. С компанией Рязанова даже заключили контракт, но вскоре разорвали. 

В результате анализа транспортно-логистических последствий аварии на Суэцком канале проект обхода Орла был выбран другой. Трассу стал строить ДСК «Автобан» Алексея Андреева. Сумма — свыше 10 млрд. рублей, которые утекли от компании Рязанова. Об этом пишет журнал «Компания» .

До этого же у Андрея Рязанова почти получилось продавить своё еще через правительство Дмитрия Медведева. Тогда многие помнили Рязанова еще по Газпрому, да и на том этапе он еще претендовал лишь на кредиты и административную поддержку, не на прямое финансирование.

В 2018м, несмотря на возражения главы Минтранса Евгения Дитриха, Медведев включил проект Рязанова в комплексный план развития и модернизации инфраструктуры и поручил правительству помочь с китайскими инвесторами. 

Еще через год, во время визита Владимира Путина в Китай, возглавивший ВЭБ Игорь Шувалов подписал соглашение с China Development Bank о предоставлении 65 млрд юаней на российские проекты стратегии «Один пояс — один путь». Тогда это было примерно 600 млрд рублей — как раз бюджет «Меридиана». Строительство дороги должны были начать в 2020 году и закончить в 2024м.

Но ничего не получилось по целому ряду причин, судя по всему, в основном — экономических. Кредиты потребовались и, например, компании Мираторг братьев Линников, а в итоге она не смогла продать Рязанову часть своих земель в Брянской области под строительство автобана. Об этом также писал журнал «Компания» .

Но самое главное, что сбой дал админресурс, потому что Рязанову отказали в государственных гарантиях по проекту на 35 млрд. рублей в год. А после Правительство Медведева и вовсе ушло в отставку. Да и одно то, что «первая в мире полностью частная» автодорога претендует на госфинансирование, подмочила репутацию проекта.

Подгузов в помощь

И все-таки в 2021 году Александр Рязанов, похоже, добился своего через Евразийский банк развития», структуру с государственным участием Российской Федерации. Меморандум о создании синдиката для поиска средств подписал лично председатель правления банка Николай Подгузов. Неужели он не понимает, чем может закончится проект? 

Возможно, богатый опыт господина Подгузова на предыдущих местах работы научил его чувствовать, где пахнет большими деньгами и большой неэффективностью. Ранее он трудился замом министра экономического развития, а с 2017 по 2020 годы руководил сначала ФГУП, а потом и АО «Почта России» — одним из самых печально известных государственных предприятий страны.

В банке он оказался тоже не случайно, ведь имеет и банковский опыт. Только вот где и с кем? Подгузов работал в банке Ренессанс миллиардера Михаила Прохорова. Последний когда-то давно интересовался наукой и высокими технологиями, но в памяти народной остаётся все-же скорее, как регулярный посетитель вечеринок во французском Куршавеле. 

Подгузов хочет жить также роскошно, как бывший шеф? Да уже должен. Он имел отношение к деятельности ПАО «Русгидро», членом набсовета ВТБ, он должен понимать всю сомнительность проекта Меридиана. А что если у него в этом есть личный интерес?

Рязанов въехал в "Меридиан"

Глава ЕАБР Николай Подгузов поможет Александру Рязанову найди деньги на «Меридиан»

«Веселье началось»

Между тем, проект еще толком не начался, а в регионах на участках, которые планируется использовать под «Меридиан», уже начались коррупционные скандалы. Еще в 2018 году правоохранительные органы Липецкой области выявили схему, с помощью которой местные чиновники пытались украсть деньги у структур Александра Рязанова.

Случилось это во время выкупа земель сразу в шести регионах России — как раз под строительство Меридиана. Изначально предполагалось, что чиновники используя инсайдерскую информацию, могли передавать участки из госсобственности подконтрольным фирмам, чтобы затем получить деньги от продажи земли инвесторам. Об этом пишет «Коммерсант» .

Мог ли в этой возможной схеме участвовать сам Александр Рязанов, или же он сам стал жертвой своего большого начинания? Самым статусным фигурантом разбирательства стала Ольга Крючкова, возглавляющая региональное управление имущественных и земельных отношений. Чиновницу и нескольких ее подельников сотрудники регионального УФСБ подозревают в незаконном предпринимательстве и нелегальном создании юрлиц (ст. 289 и 173.1 УК РФ). 

И если заработать на проекте могли пытаться Липецкие чиновники, почему не попытаются чиновники в других регионах? Один этот факт ставит реализацию проекта под сомнение А может быть, господина Рязанова это и устроит. Получить крупное финансирование, освоить часть средств, а если проект забуксует — всегда можно свалить на вороватых подрядчиков. На это и расчет?

Подписывайтесь на наши каналы ЯНДЕКС.ДЗЕН , ПУЛЬС , GOOGLE NEWS , ЯНДЕКС.КЬЮ

Продолжить чтение

Экономика

В России растут продажи растительной продукции

Мария Шарапова

Опубликовано

Рынок НЕ-мяса пользуется спросом, пусть и не таким большим, как мясо обычное. А где растет спрос, там должно расти и предложение?

Как сообщает корреспондент ДОФы, в России немало растет рынок растительных аналогов молочных продуктов и мяса. Определенную роль в этом играет и цена на «оригиналы».

За год к октябрю текущего года продажи растительных аналогов в стране увеличились на 19% (это в натуральном выражении) и на 18% в денежном, о чем стало известно «Коммерсанту» благодаря данным NielsenIQ. А вот у продуктов животного происхождения ситуация обстоит несколько иначе: оборот таких товаров за этот период в объеме сократился на 1%, а в деньгах вырос лишь на 6%. Разница видна.

По информации NielsenIQ, большая часть рынка (свыше 50%) приходится на аналоги молока, около 30% — молочных десертов, меньше 20% — на аналоги мяса.

Быть может, производить альтернативное молоко куда проще, чем альтернативное мясо? Ну, по крайней мере, к такому выводу можно пройти, если вспомнить, что, например, кокосовое молоко — уже не такая и экзотика на наших прилавках, а вот растительные аналоги мяса найти сложнее.

По информации Euromonitor International, в текущем году продажи сегментов могут вырасти на 19%, а в предстоящем году могут превысить 12 млрд рублей. Ассоциация производителей альтернативных пищевых продуктов не исключает рост рынков в следующем году на 20-25%.

Во «Вкусвилле» (там как раз есть продукция растительного происхождения) заметили рост продаж растительного аналога мясной продукции за год на 18%, а аналогов молока аж на 76%.

То есть это как раз говорит о том, что альтернатива привычным продуктам животного происхождения пользуется немалым спросом?

Руководитель направления по развитию бизнеса NielsenIQ Светлана Боброва отмечает, что многие покупатели альтернатив не отказываются от обычных продуктов, а уменьшают объемы их потребления за счет аналогов. То есть получается что что-то заменяют, но не все?

Мясо за последний год в среднем подорожало на 12%, а вот растительные аналоги лишь на 4%, отмечает издание. Возможно, это тоже сыграло свою роль?

Генеральный директор компании «Пинакта» Александр Киселев, чьи слова также приводит издание, говорит, что стоимость сырья в текущем году выросла. Он не исключает, что если тренд не развернется, цены на растительные аналоги мяса могут стать выше.

А директор «Совэкона» Андрей Сизов считает, что у изготовителей аналогов еще есть резервы по снижению себестоимости, однако в ближайшем будущем данные категории останутся дороже обычных.

С предложением проблемы?

Корреспондент ДОФы ознакомился с ценами на некоторые продукты растительного происхождения, которые являются аналогами мяса животного происхождения. Цены сложно назвать низкими. Однако есть и другая сложность — проблема в том, что найти такие продукты не так просто. Не в каждом магазине на полках можно найти растительное «мясо». И для тех, кто отдает предпочтение аналогам растительного происхождения (например — вегетарианцам) иногда мешает отнюдь не цена, а долгий поиск нужно продукта. Но, наверное, все же тех, кто отдает предпочтение мясу, скажем так, «классическому», намного больше. А где больше спрос, там и больше предложение?

Продолжить чтение

Новости

Налоговая приостановила операции по счетам «Русского академического фонда» племянника президента Романа Путина

Сергей Скиннер

Опубликовано

ФНС России приостановила все операции по счетам Фонда поддержки и развития отечественного высшего образования «Русский академический фонд» Романа Путина, двоюродного племянника президента Владимира Путина.

Роману Путину принадлежат многие компании, которые работают в секторе нефтесервиса и торговли автозапчастями. Наиболее крупным активом Путина является компания «Путин Консалтинг». Фирма зарегистрирована в Рязанской области, но позиционирует она себя, как компания из «Москва-Сити». «Путин Консалтинг» оказывает юридические услуги, занимается тендерным сопровождением и привлечением финансирования.

В начале года к его компании «Роснефтехиминжиниринг» подали иск на 19 миллионов рублей. В итоге в отношении фирмы ввели конкурсное производство. Несмотря на наличие у Романа Путина ряда компаний, их нельзя назвать прибыльными. Возможно, именно поэтому он и решил пойти в политику.

Так, Роман Путин создал партию «Люди дела». От нее племянник президента собирался попасть в Государственную Думу, но избирком Санкт-Петербурга снял его кандидатуру с регистрации. Получается, в политике ему тоже пока не везет.

Продолжить чтение

Новости

Петра Кондрашёва выманивают долгом. Отсиживающийся в Австрии миллиардер вернулся в российское дело

Сергей Жигалов

Опубликовано

Миллиардер, бывший совладелец пермского Экопромбанка Пётр Кондрашёв может стать главным фигурантом уголовного дела о хищениях порядка 500 млн рублей в финансовой организации.

Об этом некоторое время назад сообщили зарубежные СМИ Political Lore и The European Morning Post, материалы которых изучила редакция «Компромат-Урал».

Господин Кондрашёв в настоящее время проживает на территории Австрии. Однако факт выдачи Москве Кипром бывшего председателя правления Экопромбанка Андрея Туева позволит российским властям получить новые данные о неформальном контроле Кондрашева над банком. […] «Следствие, очевидно, дожидалось экстрадиции Туева, так как Пётр Кондрашёв долгое время оставался в тени. Очевидно, что сейчас по мере появления новых эпизодов дела российские власти смогут затребовать его экстрадицию. И пока есть все шансы на ее успешность», — пояснил источник.

На днях скандал получил новое развитие. Как стало известно редакции «Компромат-Урал», бизнесмен Пётр Кондрашёв и экс-председатель наблюдательного совета АО «Экопромбанк» Андрей Туев обвинили друг друга в банкротстве кредитной организации с суммой долга 6,3 млрд руб. Это следует из материалов арбитражного суда. Агентство страхования вкладов намерено привлечь господина Кондрашёва к субсидиарной ответственности, потому что господин Туев назвал его фактическим владельцем банка. Как указывается в заявлении АСВ, когда кредитная организация оказалась в тяжелом финансовом положении, он вывел оттуда деньги подконтрольных компаний. Сам Пётр Кондрашёв утверждает, что лишь инвестировал средства в банк по просьбе Андрея Туева.

Арбитражный суд Пермского края рассматривает заявление ГК «Агентство страхования вкладов» о привлечении к субсидиарной ответственности Пётра Кондрашёва (86-е место в списке 200 богатейших бизнесменов России, по версии Forbes).

Господин Кондрашёв привлекается к ответственности по делу о банкротстве АО «Экопромбанк». Как следует из документов суда, о том, что бизнесмен является бенефициаром кредитной организации, сообщил бывший председатель наблюдательного совета банка Андрей Туев. Это заявление господин Туев сделал в окружном суде Никосии (Кипр) во время рассмотрения заявления правоохранительных органов РФ об его экстрадиции. В Россию господин Туев был доставлен в апреле текущего года. Он обвиняется в хищении средств банка и злоупотреблении полномочиями.

АО «АКБ „Экопромбанк“» оказалось в состоянии банкротства после отзыва лицензии в августе 2014 года. По состоянию на 1 октября общий размер обязательств банка перед кредиторами составляет более 6,378 млрд руб. После признания банка банкротом следственные органы МВД возбудили ряд уголовных дел о хищении средств Экопромбанка и злоупотреблении полномочиями его руководителей. В 2019 году Ленинский суд Перми признал бывшего совладельца кредитной организации Владимира Нелюбина виновным в хищении 215 млн руб. средств АКБ «Экопромбанк» и 7 млн руб. у вкладчицы кредитной организации. Бизнесмена приговорили к шести годам и трем месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии общего режима. Годом ранее бывший заместитель председателя правления банка был приговорен к двум с половиной годам колонии общего режима за злоупотребление полномочиями. Этой осенью АСВ обратилось с заявлением о привлечении господина Кондрашёва к субсидиарной ответственности. Сумма требований к нему превышает 4,13 млрд руб.

В документах Арбитражного суда Пермского края говорится, что в кипрском суде господин Туев сообщил, что Пётр Кондрашёв фактически контролировал Экопромбанк. Он участвовал в докапитализации банка на сумму более $64 млн в 2011 году. Для этого подконтрольная господину Кондрашёву кипрская компания Preston Enterprise предоставила указанную сумму еще пяти компаниям из Республики Кипр. Залогом по этим договорам стали несколько кипрских юридических лиц, которые владели контрольным пакетом акций Экопромбанка. Поэтому конкурсный управляющий должника считает, что фактически Пётр Кондрашёв контролировал эту кредитную организацию. В заявлении указывается, что бизнесмен скрывал свой статус бенефициара, хотя ввел в структуры управления банком подконтрольных ему лиц. Но при попадании кредитной организации в тяжелые финансовые условия он не только не принял мер по предупреждению ее банкротства, но и вывел оттуда средства на подконтрольные лица.

В частности, в банке были закрыты счета ООО «ИК „Базис“», ООО «Горные машины Урала», ООО «Капитал Инвест Центр», которые, по версии АСВ, фактически контролировал господин Кондрашёв через ряд заграничных юридических лиц. От ряда компаний в 2011–2013 годах он получил дивиденды на сумму более 93,7 млн руб.

Сам Пётр Кондрашёв сообщил суду, что не является лицом, которое контролирует Экопромбанк. Согласно позиции предпринимателя, он был лишь инвестором кредитной организации. Господин Кондрашёв не отрицает, что вкладывал в деятельность банка деньги по просьбе Андрея Туева, но в управлении обществом участия не принимал. Как указывает Пётр Кондрашёв, он не имел каких-то прав оказывать влияние на решение корпоративных вопросов, которые были связаны с кредитной организацией. Ответственным за банкротство Экопромбанка, как следует из документов суда, господин Кондрашёв считает Андрея Туева.

В итоге суд обязал конкурсного управляющего представить дополнительные пояснения, касающиеся ряда доводов о возможном контроле Пётра Кондрашёва над Экопромбанком. Так, в судебном акте указывается, что положения договоров залога сформулированы недостаточно четко и не позволяют напрямую сделать вывод, что господин Кондрашёв мог назначать лиц в органы управления банком. У суда также возникли вопросы по качеству перевода документов, которые конкурсный управляющий представил в качестве доказательств.

Как резюмирует журналист «Коммерсанта» Дмитрий Астахов в своей статье «Друзья познаются в банкротстве», суд обязал Пётра Кондрашёва представить сведения о возвращении ему денежных средств, связанных с инвестициями в Экопромбанк.

kompromatural.ru

Продолжить чтение

Новости

Бывший тюремщик из Литвы пошел на сделку в миллион долларов с находящимся под санкциями белорусским БелАЗом

Мария Шарапова

Опубликовано

Бывший тюремный надзиратель из Литвы, возможно, помог диктаторскому режиму Лукашенко обойти санкции через выгодную для себя сделку на 1,1 миллиона долларов по экспорту белорусских самосвалов через крупнейший литовский порт.

Грузовики выпустило госпредприятие БелАЗ — один из крупнейших в мире производителей самосвалов и другой техники и важный источник финансов для властей Беларуси.

Летом 2021 года Евросоюз и другие страны ввели против БелАЗа санкции на фоне жестоких гонений на гражданское общество, журналистов и инакомыслящих, которые начались в республике после спорных выборов прошлого года.

Санкции запрещают компаниям и гражданам ЕС любые деловые отношения с БелАзом. Однако у предприятия остались покупатели в далеких странах, в частности в Латинской Америке, которые ждут своих заказов. У Беларуси нет выхода к морю, поэтому свои машины БелАЗу приходится отправлять туда через другие государства, например, через соседнюю Литву.

По словам вильнюсского политолога Нериюса Малюкевичюса, Литва — уже давно привлекательный маршрут для желающих обойти санкции, так как расположена на стыке Восточной и Западной Европы.

«Мы можем говорить на одном языке [на русском], понимаем культурные особенности, и все это создает “серую” зону для теневых схем, — отмечает Малюкевичюс. — В приграничных районах есть люди, занятые контрабандой, а если смотреть шире, это те, кто помогает определенным структурам обходить санкции».

Бывший тюремщик из Литвы пошел на сделку в миллион долларов с находящимся под санкциями белорусским БелАЗомАлексеюс Линевас (впереди в центре) на опубликованном Вильнюсской тюрьмой фото с мероприятия, посвященного его выходу на пенсию

В нашей ситуации бывший тюремный надзиратель, литовец Алексеюс Линевас, контролировал белорусскую логистическую компанию, заключившую в августе контракт на 1,1 миллиона долларов на доставку в Чили десяти самосвалов БелАЗ.

В литовском МИДе журналистам заявили, что эта сделка, очевидно, нарушает санкции ЕС (к слову, за это предусмотрено наказание — до пяти лет тюрьмы). Когда же о белорусском бизнесе Линеваса стало широко известно из вышедшей в Литве более ранней версии этой статьи, он без лишнего шума переоформил компанию на другое лицо.

С Линевасом не удалось связаться для комментария. В июле 2018 года, после почти сорока лет работы в пенитенциарной системе, он ушел на пенсию с поста замдиректора Вильнюсской тюрьмы. На сайте тюрьмы опубликовали фото с мероприятия по этому случаю, а в пресс-релизе отметили его благотворное влияние на учреждение и «бесценный опыт», который он передал подчиненным, и даже добавили к хвалебным словам небольшую поэму.

Примерно через пять месяцев после выхода на пенсию Линевас получил контроль над кипрской фирмой, владевшей логистической компанией «Белшип» в Беларуси. Неясно, как и зачем Линевас добился этого и за какие деньги. На следующий год он выкупил «Белшип» напрямую у кипрской фирмы, которая на сегодня закрыта.

Судя по данным на сайте «Белшип», она сотрудничала с БелАЗом как минимум с 2015 года: организовывала транспортировку его самосвалов, востребованных в мире для перевозки огромных объемов породы на горнорудных карьерах.

Бывший тюремщик из Литвы пошел на сделку в миллион долларов с находящимся под санкциями белорусским БелАЗомВ августе 2020 года БелАЗ за 1,1 миллиона долларов нанял «Белшип» для доставки десяти самосвалов в Чили

Их деловые отношения не прекратились и после введения санкций ЕС против БелАЗа в июне 2021 года. В августе, судя по утечке документов, БелАЗ нанял «Белшип» (ее владельцем уже был Линевас) для доставки десяти самосвалов в Чили. Цена услуги по контракту составила 1,1 миллиона долларов.

«Если литовский гражданин в статусе единоличного владельца компании получает выгоду от сделки с субъектом под санкциями, то он может считаться нарушителем этих санкций», — указал МИД Литвы в письменном заявлении.

Получив информацию от журналистов, депутат Литовского сейма Миндаугас Линге подал в прокуратуру жалобу на Линеваса.

«Представленные в расследовании сведения дают [нам] полное основание спросить, не произошло ли нарушения одобренных Литвой санкций ЕС», — сказал Линге, который входит в антикоррупционный комитет Сейма.

Однако менее чем через две недели после того, как издание Siena опубликовало литовскую версию этой статьи, бывший замначальника тюрьмы перевел права собственности на «Белшип» на одного из сотрудников компании — гражданина Беларуси. Судя по корпоративным документам, Линевас покинул компанию 11 октября.

В свою очередь литовская Служба по расследованию финансовых преступлений (FCIS) отказалась возбуждать дело в отношении Линеваса. В письменном ответе ведомство указало, что не нашло признаков преступной деятельности и не имело достаточно «сведений», доказывающих, что БелАЗ привлек «Белшип» для оказания услуг. Но согласно документам, которые получили журналисты Siena, в FCIS передавали копию официального решения БелАЗа заплатить «Белшип» 1,1 миллиона долларов за транспортировку десяти самосвалов в Чили.

Белорусская марка с изображением самосвала, произведенного госпредприятием БелАЗ

БелАЗ также пытался отправить партию самосвалов в Чили через Клайпеду в сентябре, но технику задержали на литовской таможне.

«БелАЗ в санкционном списке, поэтому по условиям санкций любая [связанная с ним] экономическая деятельность запрещена», — сказал изданию Siena старший советник Департамента таможенных процедур Роландас Юргайтис.

Однако через пару недель таможня решила выпустить груз. По словам Юргайтиса, власти смягчили позицию, когда получили документы, подтверждающие, что б_о_льшая часть денег за машины поступила БелАЗу еще до введения санкций.

Впрочем, самосвалы до сих пор стоят в Клайпеде. Как сообщил местный новостной портал Atvira Klaipeda, компания, которая должна была заняться их транспортировкой, побоялась вывозить их из Литвы ввиду санкций США против режима Лукашенко.

Бывший тюремщик из Литвы пошел на сделку в миллион долларов с находящимся под санкциями белорусским БелАЗом

Агрегат одного из самосвалов БелАЗ, задержанных в порту Клайпеды

В МИДе Литвы заявили, что будут отдельно рассматривать ситуацию с каждой экспортной партией.

Тем временем в Беларуси Лукашенко делает все возможное, чтобы пресечь предполагаемые утечки данных о нарушении санкций. Пока Siena и БелСат работали над этой статьей в августе и сентябре, нескольких работников госкомпаний республики арестовали по обвинениям в госизмене и преступном сговоре.

«По моей информации, несколько мерзавцев там еще кое-где остались», — сказал Лукашенко в одной из речей, обвиняя неназванных людей в том, что они «ставят перед собой цель проинформировать коллективный Запад» о том, как местные политики пытаются обойти санкции.

«(Они) шпионят фактически», — добавил он и пообещал, что эти люди надолго попадут в тюрьму.

occrp.org

Продолжить чтение

Новости

Перепутал лося с кабаном: Депутату от КПРФ Рашкину теперь грозит до пяти лет колонии

Иван Феоктистов

Опубликовано

Пока скандальный депутат Валерий Рашкин спасается от следствия в больнице, глава СКР Александр Бастрыкин возбудил против него уголовное дело о незаконной охоте. Чем это может закончиться?

На официальном сайте Следкома сообщается, что дело по части 2 статьи 258 УК РФ «Незаконная охота» возбудил лично председатель ведомства Александр Бастрыкин. Если суд признает депутата виновным, ему грозит штраф в размере от 500 тысяч до 1 миллиона рублей либо лишение свободы на срок до пяти лет с лишением права занимать определённые должности или заниматься определённой деятельностью на срок до трёх лет. Пока по делу парламентарий проходит подозреваемым, но уже в ближайшее время он может стать обвиняемым. После этого следователи должны будут решить вопрос о мере пресечения для Рашкина. Сам депутат пока лежит в больнице — он утверждает, что у него якобы проблемы с глазами.

По данным следствия, 29 октября Рашкин вместе с товарищами выследил и застрелил лося из карабина на территории охотничьего хозяйства «Лебёдка» в Саратовской области, не имея для этого соответствующего разрешения. Рашкина задержали за рулём автомобиля в нетрезвом состоянии сотрудники местного Рыбохотнадзора. В багажнике «Лады», зарегистрированной на Саратовский обком КПРФ, нашли разделанную тушу лося, топор и ножи со следами крови.

— Убив дикое животное, Рашкин принял меры к сокрытию своего оружия, после чего соучастники произвели первичную переработку добытого лося с использованием имевшихся при них ножей и топора. Части разделанной туши они поместили в багажное отделение и салон автомашины «Лада-Ларгус», а затем покинули место охоты, — сообщили Лайфу в пресс-службе СК. 

Пойманный с поличным депутат вначале всё активно отрицал, пеняя на происки политических противников. В СМИ Рашкин утверждал, что «обвинить безоружного человека в том, что он убил и разделал лося, — полный абсурд и цинизм». Однако чуть позже в лесополосе, где разделывали лося, правоохранители нашли чехлы от охотничьих ружей. В одном лежал охотничий карабин c прицелом ночного видения, а во втором помимо треноги и патронов были охотничий билет и разрешение на хранение карабина на имя самого Рашкина.

«Погода ухудшилась, моросил дождь со снегом»

История депутата с лосем стала самым обсуждаемым политическим анекдотом прошлого месяца, породив множество шуток и мемов. Сам Рашкин опубликовал в Интернете подробный ролик со своей версией произошедшего, которую он изложил в стилистике писателя Пришвина:

— Из-за плохой видимости через тепловизор я увидел… силуэт парнокопытного, внешне похожего на крупного кабана. Я произвёл два выстрела в сторону животного, и спустя некоторое время силуэт упал… Дойдя до места, я обнаружил, что на поляне среди кочек и высокой сухой травы лежит тело лося.

Парламентарий даже был готов купить лосиху и выпустить её для размножения в лесу в Саратовской области, где он охотился.

Перепутал лося с кабаном: Депутату от КПРФ Рашкину теперь грозит до пяти лет колонии

Фото © Shot

Словно доказывая свои проблемы с плохим зрением, Рашкин лёг в больницу с болезнью глаз, якобы обострившейся на фоне недавних событий. Тем не менее Госдума лишила Рашкина депутатской неприкосновенности. За проголосовал 341 депутат, против — 55, ещё двое воздержались. Представление о снятии иммунитета и возбуждении против Рашкина уголовного дела направил в Думу генпрокурор Игорь Краснов, который лично присутствовал на заседании. Участие председателя СК и генпрокурора в уголовном преследовании Рашкина — необходимая процедура, поскольку депутат юридически является так называемым спецсубъектом.

Сам Рашкин в настоящее время использует все законные юридические процедуры, чтобы опротестовать решение парламентариев. В пресс-службе КПРФ рассказали Лайфу, что в производстве Тверского районного суда Москвы лежит иск к председателю думской комиссии по этике Отари Аршбе и иск к Государственной думе из-за процедуры лишения его депутатской неприкосновенности.

life.ru

Продолжить чтение

Экономика

РФ повышает пошлину на экспорт подсолнечного масла

Марина Астахова

Опубликовано

Пошлина на экспорт подсолнечного масла из России с 1 января 2022 года повышается до 280,8 долларов за тонну, передает корреспондент ДОФы со ссылкой на пресс-службу Минсельхоза.

Отметим, что в декабре нынешнего года экспорт составляет 276,7 долларов за тонну. Пошлина была рассчитана исходя из индикативной стоимости 1401,2 долларов за тонну.

По решению, которое было принято в апреле 2021 года, на подсолнечное масло с 1 сентября 2021 года по 31 августа 2022 года вводится плавающая вывозная 70%-ная пошлина. Она взимается с разницы между базовой ценой (1 тысячу долларов за тонну) и индикативной ценой (среднее арифметическое рыночных цен за месяц), уменьшенной на величину корректирующего коэффициента (50 долларов за 1 тонну).

Для установления индикативной цены Минсельхозу поручено постоянно мониторить рынок.

Продолжить чтение